ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
основано в 2004 г.
Государственная регистрация юредических лиц
ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
(812) 380-85-15

пн-пт с 9.00 до 18.00

Кассационное определение.

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 25 ноября 2010г. N15953

 

Судья: Семенова С. Е.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Корсаковой Н. П.

судей Быханова А. В. и Антоневич Н. Я.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании 25 ноября 2010 года дело N2-1431/10 по кассационной жалобе на решение Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 20 октября 2010 года по иску Ш. к П. о признании договора займа ничтожной сделкой.

Заслушав доклад судьи Корсаковой Н. П., объяснения представителя истца Ш. — Ж., ответчика — П., представителя третьего лица ООО «А» — Ш., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Ш. предъявил иск к П. о признании договора займа N1 от 07.12.2009 года ничтожной сделкой, ссылаясь на то обстоятельство, что оспариваемый договор в действительности был совершен с целью прикрыть другую сделку, а именно договор возмездного оказания услуг, заключенный между П. и ООО «А», генеральным директором и единственным участником которого является истец.

Решением суда по настоящему делу в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе истец настаивает на отмене решения суда.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, не усматривает оснований для признания решения суда незаконным.

Судом установлено, что 07.12.2009 года Ш. и П. подписан договор займа N1, согласно которому заимодавец П. передал в собственность заемщику Ш. денежные средства в размере 3000000 руб., а заемщик обязался возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа).

Сумма займа предоставлялась заемщику на срок с 07 декабря 2009 года по 07 февраля 2010 года.

В соответствии с п.п.2.1, 2.2 данного договора займа, заимодавец обязался предоставить указанные в п.1.1 договора денежные средства заемщику в течение 2-х дней с момента подписания договора путем передачи из рук в руки наличными денежными средствами единовременно. Датой предоставления займа считалась дата подписания сторонами акта о получении денежных средств (приложение N1 к настоящему договору).

Согласно п.2.3 договора, по истечении срока, установленного п.1.2 договора, заемщик обязался вернуть в полном объеме полученную от заимодавца по настоящему договору сумму займа в следующем порядке и на следующих условиях:

путем передачи заимодавцу наличных денежных средств единовременно;

одновременно с передачей суммы займа заемщик передает и сумму процентов на сумму займа из расчета 0,3% от суммы займа за каждый день использования денежных средств.

Приложением к договору являлся акт о получении денежных средств от 07.12.2009 года, согласно которому заимодавец выполнил обязательство, указанное в п.1.1 договора N1 от 07 декабря 2009 года, предоставив денежные средства заемщику.

Денежные средства в размере 3000000 руб. вручены заемщику наличными денежными средствами (шесть банковских упаковок по 100 (сто) пятитысячных купюр в каждой. Заемщиком пересчитаны и визуально проверены на предмет подлинности.

Довод представителя истца о том, что указанному договору займа денежные средства ответчиком истцу не передавались, а сделка была совершена с целью прикрыть другую сделку — договор возмездного оказания юридических услуг, судом проверен и не нашел своего подтверждения.

В обоснование своих объяснений представителем истца представлены копии постановлений арбитражных судов различного уровня за апрель-декабрь 2009 года, из которых следует, что П. выступал в качестве представителя ООО «А» на основании доверенности при рассмотрении данных арбитражных споров.

В то же время ответчик отрицал указанные представителем истца обстоятельства, указывая, что работал в данной организации в качестве юрисконсульта с заработной платой в размере 10000 руб. в месяц, в данном качестве представлял интересы ООО «А» в арбитражных судах, был допущен к работе в соответствии со ст.16 Трудового кодекса РФ по совместительству, о получении денег расписывался в платежных ведомостях, являясь юридически юрисконсультом ООО «А» до настоящего времени, фактически трудовую деятельность прекратил с июня 2010 года, поскольку работодатель имеет перед ним задолженность по заработной плате в размере примерно 40000 руб.

При этом, ответчик утверждал, что оспариваемый истцом договор займа был заключен между физическими лицами, денежные средства по данному договору были переданы Ш., что подтверждается соответствующим актом. Ш. признавал наличие у него данного обязательства, которое частично исполнено

Ответчик полагал, что настоящий иск заявлен Ш. с целью уклонения от исполнения обязательства перед ним, поскольку он ранее обратился в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга с иском о взыскании долга по договору займа, в рамках которого Ш. оспаривал договор займа, ссылаясь на то, что не подписывал данный договор и акт передачи денежных средств, однако после проведения почерковедческой экспертизы, подтвердившей, что подписи в договоре и акте ему принадлежат, стал оспаривать договор по безденежности, а соответствующий иск заявил в Колпинский районный суд, хотя по сути данные требования носят встречный характер по отношению к иску о взыскании долга, рассматриваемому в Дзержинском районном суде.

В обоснование своих возражений по иску ответчик представил приказы генерального директора ООО «А» Ш., в которых П. именован юрисконсультом, доверенности от имени ООО «А» от 01.12.2008 года и от 01.01.2008 года на имя юрисконсульта П., служебную переписку, из которой следует, что П. являлся юрисконсультом ООО «А».

Также ответчиком представлены копии актов о получении денежных средств П. от Ш. от 03.06.2010 года на сумму 1850000 руб., от 10.06.2010 года на сумму 600000 руб., от 12.08.2010 года на сумму 570000 руб., из которых усматривается, что они составлены во исполнение обязательств Ш. по возврату денежных средств, вытекающих из договора N1 от 07.12.2009 года и в целях заключения между сторонами мирового соглашения по гражданскому делу N2-1112/10 по иску П. к Ш., рассматриваемому Дзержинским районным судом Санкт-Петербурга.

Обстоятельства возвращения указанных денежных средств отражены также в отзыве от 16.08.2010 года за подписью представителя Ш., адресованном Дзержинскому суду Санкт-Петербурга, в котором представитель истца указывает о наличии непогашенной задолженности в размере 594050 руб.

Исходя из этого, суд сделал правомерное суждение о том, что доводы представителя истца о том, что осуществленный истцом возврат денежных средств ответчику фактически является оплатой ответчику за оказанные им юридические услуги обществу, а не возвратом суммы займа, ничем не подтверждены и противоречат содержанию вышеуказанных актов о получении денежных средств.

Суд обоснованно признал, что само по себе наличие между ООО «А» и П. трудовых либо гражданско-правовых отношений по оказанию услуг в данном случае правового значения не имеет, поскольку указанные отношения не влияют на возможность заключения между Ш. и П. договора займа и возникновение у Ш. личных обязательств перед П., вытекающих из данного договора.

В соответствии со ст.779 ГК РФ, по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

В силу требований ст.161 ГК РФ, сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны совершаться в простой письменной форме.

Из объяснений представителя истца, 3-го лица усматривается, что договор оказания услуг в письменной форме сторонами не составлялся.

В силу требований ст.781 ГК РФ, к существенным условиям договора возмездного оказания услуг отнесены срок и порядок оплаты услуг.

Из объяснений представителя истца, 3-го лица не усматривается ни срок и порядок оплаты услуг ответчика, ни цена договора, соответствующих доказательств суду не представлено. Представитель истца пояснил лишь, что стоимость услуг ответчика постоянно изменялась в сторону увеличения и по состоянию на декабрь 2009 года составила 3000000 руб.

Согласно бухгалтерской справке ООО «А» от 24.08.2010 года, по состоянию на 31.03.2010 года согласно отчету о прибылях и убытках, прибыль Общества за отчетный период до налогообложения составила 3000 руб., чистая прибыль отчетного периода составила 2000 руб., в соответствии с бухгалтерским балансом Общества за 1 квартал 2010 года величина кредиторской задолженности Общества на конец отчетного периода составляет 8189577000 руб., юристу П., оказывавшему в 2008-2010 годах платные юридические услуги по представлению интересов ООО «А» в арбитражных судах в спорах с компаниями ООО «И» и ООО «К» денежное вознаграждение не выплачивалось.

Однако данная справка подписана и.о. главного бухгалтера — работником 3-го лица, которое находится в служебной зависимости от ООО «А», из данной справки не усматривается размер якобы имеющейся задолженности ООО «А» перед П.

В представленном истцом бухгалтерском балансе на 31 марта 2010 года задолженность перед П. не отражена.

Из решения N4 от 09 ноября 2009 года следует, что Ш., как единственный участник ООО «А», возложил на себя дополнительные обязанности по погашению личными средствами задолженности Общества перед П. в общей сумме 3000000 руб.

За какие конкретно услуги имеется задолженность перед П., в какой срок оказаны эти услуги, из данного решения не усматривается.

Кроме того, как правильно указано судом, принятие на себя Ш. обязанности по оплате задолженности ООО «А» перед П., одновременно означает перевод ООО «А» имеющегося у него долга.

В силу императивных требований ст.391 ГК РФ, перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.

Как следует из объяснений П., согласия на перевод долга он не давал, такого согласия истец у него не спрашивал.

При таких обстоятельствах, суд пришел к обоснованному выводу о том, что истцом не доказан ни факт заключения с П. договора возмездного оказания услуг, ни факт наличия задолженности по указанному договору в размере 3000000 руб. по состоянию на дату заключения договора займа.

Оспариваемый истцом договор займа и акт о получении денежных средств от 07.12.2009 года составлены в надлежащей форме.

Из представленных ответчиком копий материалов гражданского дела Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга N2-1112/10 следует, что Ш. первоначально оспаривал договор займа от 07.12.2009 года, указывая, что не подписывал данный договор и акт передачи денежных средств, П. мог скопировать образец его подписи на указанный договор, однако после проведения почерковедческой экспертизы, подтвердившей, что подписи в договоре займа и акте принадлежат Ш., стал оспаривать договор по безденежности, соответствующий встречный иск заявлен им в рамках рассмотрения дела о взыскании долга по договору займа.

При этом в протоколе судебного заседания от 07.05.2010 года содержатся объяснения Ш. о том, что деньги от П. он не получал, с ним были заключены другие договоры, он оказывал юридические услуги, за работу он должен выплатить П. 30000 руб.

На наличие задолженности за оказанные П. услуги в размере 30000 руб. Ш. ссылался также в отзыве на исковое заявление П.

Как обоснованно признано судом при разрешении спора, указанные обстоятельства противоречат доводам истца о наличии у ООО «А» задолженности перед П. в размере 3000000 руб.

В судебном заседании представитель истца не отрицал факт подписания истцом договора займа от 07.12.2009 года и акта в получении денежных средств от П.

Допустимыми доказательствами указанные документы не оспорены.

Доводы истца и 3-го лица о том, что указанные в акте денежные средства в размере 3000000 руб. в банковской упаковке, могли быть получены только в банке и ответчик не может доказать их получение, денежные средства, якобы полученные по договору займа ни в ООО «А», ни к истцу не поступали, обоснованно не были приняты во внимание судом, поскольку в предмет доказывания по настоящему делу не входит источник получения ответчиком переданных по договору займа денежных средств, основанием настоящего иска является притворность сделки, оспаривание договора займа от 07.12.2009 года по безденежности осуществляется истцом в рамках другого гражданского дела.

Согласно ст.170 ГК РФ, притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Таким образом, по смыслу закона, притворная сделка прикрывает другую сделку, заключенную между теми же сторонами (которую данные стороны имели в виду).

Из договора займа от 07.12.2009 года и из объяснений представителя истца в судебном заседании следует, что сторонами данного договора займа являлись физические лица: Ш. и П.

При таком положении, является правильным вывод суда о том, что оспариваемый договор займа не может прикрывать сделку, совершенную между П. и ООО «А», которое стороной договора займа не является.

Из представленных суду доказательств усматривается, что финансовые правоотношения имели место между ответчиком и истцом, действующим от своего имени и в своих интересах, часть денег, полученных от ответчика, истец вернул.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения иска не имеется.

В решении суда изложены обстоятельства дела, дана оценка представленным доказательствам, применен закон, подлежащий применению, в связи с чем не усматривается оснований для признания решения суда незаконным по доводам кассационной жалобы, которые являются несостоятельными и переоценивают законные и обоснованные выводы суда, сделанные при разрешении заявленного спора.

Руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Колпинского районного суда от 20 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

25.06.2012