ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
основано в 2004 г.
Государственная регистрация юредических лиц
ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
(812) 380-85-15

пн-пт с 9.00 до 18.00

Апелляционное определение

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ\

 

от 5 декабря 2018 г. N 33-24975/2018

 

Судья: Немченко А. С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Александровой Ю. К.

судей Зарочинцевой Е. В., Мелешко Н. В.

при секретаре М.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Б. на решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 20 августа 2018 года по гражданскому делу N 2-2705/18 по иску Б. к Публичному акционерному обществу «Банк» о признании положений договора недействительными.

Заслушав доклад судьи Александровой Ю. К., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Б. обратился в Октябрьский районный суд Санкт-Петербурга с исковыми требованиями к Публичному акционерному обществу «Банк» (далее — ПАО «Банк», Банк) о признании положений договора недействительными.

В обоснование заявленных требований истец указал, что 20 июня 2017 года между ним и ответчиком заключен кредитный договор, пунктом 11 которого предусмотрена оплата страховой премии в размере 98 848 рублей. Вместе с тем, кредитный договор является типовым, истец был лишен возможности повлиять на его содержание, что нарушает его права как потребителя. Претензия о возврате страховой премии ответчиком в добровольном порядке не была удовлетворена.

Ссылаясь на изложенные обстоятельства, настаивая на удовлетворении заявленных требований в полном объеме. Б. просил признать недействительным положения пункта 11 кредитного договора от 20 июня 2017 года, заключенного между ним и ПАО «Банк», в части оплаты страховой премии, взыскать с ПАО «Банк» страховую премию в размере 98 848 рублей, компенсацию морального вреда в размере 15 000 рублей, штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Решением Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 20 августа 2018 года в удовлетворении заявленных Б. требований отказано.

В апелляционной жалобе Б. ставит вопрос об отмене постановленного судом решения, считая его незаконным и необоснованным, просит принять по делу новое решение об удовлетворении иска в полном объеме, указывая в жалобе на нарушение судом первой инстанции при вынесении обжалуемого решения норм материального права, несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в обжалуемом решении, обстоятельствам дела.

Стороны, надлежащим образом извещенные о дате, времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы (л.д. 61-64), в заседание судебной коллегии не явились, сведений об уважительности причин неявки не представили, не просили о рассмотрении дела в свое отсутствие и в отсутствие своих представителей, в связи с чем на основании статей 167 и 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия считает возможным рассматривать дело в их отсутствие.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит правовых оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

В силу статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений судом первой инстанции при рассмотрении данного дела не допущено.

Согласно части 2 статьи 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг), возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме.

Пункт 2 статьи 935 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что обязанность страховать свою жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону. Вместе с тем такая обязанность может возникнуть у гражданина в силу договора.

В соответствии со статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

В соответствии со статьей 329 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение обязательств может обеспечиваться, помимо указанных в ней способов, и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Исходя из анализа приведенных норм, в кредитных договорах может быть предусмотрена возможность заемщика застраховать свою жизнь и здоровье в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и в этом случае в качестве выгодоприобретателя может быть указан банк.

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований либо возражений.

Пунктом 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В соответствии с положениями статей 819, 820 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору одна сторона (кредитор) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за нее. Кредитный договор считается заключенным с момента передачи денег. Кредитный договор должен был заключен в письменной форме.

В соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Из материалов настоящего гражданского дела усматривается, а сторонами не оспаривается, что 20 июня 2017 года между сторонами по делу заключен кредитный договор, по условиям которого Банк обязался предоставить истцу денежные средства в размере 748 848 рублей на срок по 20 июня 2022 года с уплатой 14,5 годовых за пользование кредитом.

Условиями кредитного договора не предусмотрено обязательное заключение договора страхования с ООО СК «Страхование» и возложение на истца обязательств по уплате страховой премии страховщику.

Из анкеты-заявления на получение кредита следует, что истец выразил согласие на подключение программы коллективного страхования «Финансовый резерв» и подтвердил, что до него доведена информация об условиях продукта и о стоимости услуг банка по обеспечению страхования.

Уведомление о полной стоимости кредита содержит в себе информацию об оплате страховой премии.

В тот же день истцом были подписано заявление на страхование, в котором он просил обеспечить его страхование по договору коллективного страхования, заключенному между Банком и ООО СК «Страхование», путем включения в число участников программы коллективного страхования в рамках страхового продукта «Финансовый резерв», а также выразил согласие с уплатой страховой премии в размере 79 078 рублей 40 копеек, вознаграждение Банка — 19 769 рублей 60, а всего 98 848 рублей; страховые риски: смерть в результате несчастного случая и болезни; постоянная утрата трудоспособности в результате несчастного случая и болезни, госпитализация в результате несчастного случая и болезни; травма; потеря работы.

20 июня 2017 года Б. получены денежные средства по кредитному договору в размере 748 848 рублей, произведена оплата страхования в размере 98 848 рублей.

Как указывалось ранее, обращаясь с настоящими требованиями, истец указал, что условия договора, касающиеся страхования, были включены в кредитный договор против его воли, поскольку он намеревался заключить кредитный договор, а не договор страхования; кредитный договор является типовым, истец был лишен возможности повлиять на его содержание, что нарушает его права как потребителя.

Вместе с тем, отказывая в удовлетворении исковых требований, суд обоснованно исходил из того, что Б. дал согласие на оказание услуги по подключению к программе страхования, был осведомлен об условиях страхования до кредитования и фактически выразил согласие с такими условиями, что отражено в анкете-заявлении, заявлении на включение в число участников Программы страхования в рамках Страхового продукта Финансовый резерв.

Согласно пункту 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

С учетом положений статей 329, 421, 934, 935 Гражданского кодекса Российской Федерации, добровольное страхование в рамках кредитных правоотношений является допустимым способом обеспечения возврата кредита.

Ссылка о допустимости наличия в кредитном договоре условия о возможности застраховать свою жизнь содержится также в Указаниях Центрального банка Российской Федерации от 13 мая 2008 года N 2008-у «О порядке расчета и доведения до заемщика — физического лица полной стоимости кредита», в пункте 2.2 которых предусмотрено включение в расчет полной стоимости кредита платежей заемщика в пользу третьих лиц, в том числе, страховых компаний.

Истцом не представлено доказательств об отсутствии возможности выражения своей воли при присоединении к программе страхования.

Поскольку подключение к программе страхования является самостоятельной услугой клиенту, банк имеет право на получение отдельного вознаграждения (комиссии).

При таких обстоятельствах, принимая во внимание приведенные нормы права, судебная коллегия считает, что у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для удовлетворения заявленных Б. требований.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции определены верно, представленные доказательства оценены правильно в соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда в соответствии со статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не допущено, судебная коллегия, не находит оснований для отмены обжалуемого решения.

Доводы апелляционной жалобы не свидетельствуют о наличии правовых оснований для отмены обжалуемого решения Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга, поскольку повторяют правовую позицию Б., выраженную им в суде первой инстанции, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда, основаны на неправильном толковании норм действующего законодательства, регулирующих спорные правоотношения, а потому не могут быть приняты во внимание судебной коллегией.

Таким образом, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба Б., которая не содержит предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции, — оставлению без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

определила:

 

решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 20 августа 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Б. — без удовлетворения.

 

 

05.03.2019