ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
основано в 2004 г.
Государственная регистрация юредических лиц
ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
(812) 380-85-15

пн-пт с 9.00 до 18.00

Решение суда

Дело №2-3242/10 28 сентября 2010 года

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга в составе: председательствующего судьи Мотовой М. А., при секретаре Булыга Е. В., с участием прокурора Агаповой О. С., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Прокурора Красногвардейского района Санкт-Петербурга, действующего в интересах Б.Л. к Б.Н. о признании договора дарения недействительным, истребовании имущества, признании регистрации права собственности недействительной, признании права собственности,

УСТАНОВИЛ:

Прокурор Красногвардейского района Санкт-Петербурга обратился в суд в интересах Б.Л. к Б.Н. о признании недействительным договора дарения квартиры пр.Э. в Санкт-Петербурге, истребовании имущества, признании недействительной регистрации права собственности, признании права собственности. В обоснование заявленных требований указал, что в прокуратуру Красногвардейского района Санкт-Петербурга обратилась Б.Л., инвалид 1 группы по вопросу нарушения ее жилищных прав. В ходе проверки, проведенной прокуратурой установлено, что истец зарегистрирована и проживает в квартире дома по пр.Э. в Санкт-Петербурге. 27.08.2009 года Б.Л. подарила вышеуказанную квартиру Б.Н. Право ответчика Б.Н. зарегистрировано УФРС по СПб и ЛО. Из обращения Б.Л. усматривается, что она при заключении договора дарения была введена в заблуждение, ей не были разъяснены последствия заключения договора, а именно, что она может быть выселена по требованию нового собственника, либо квартира может быть продана посторонним лицам без ее согласия, в результате чего лишилась единственного жилья. Прокурор Красногвардейского района просит признать договор дарения, заключенный истцом и ответчиком недействительным, заключенным под влиянием заблуждения и применить последствия недействительности сделки.
В судебное заседание истец Б.Л. явилась, исковые требования полностью поддержала и пояснила, что ответчик – ее внучка, которой она (истец) всегда хотела подарить свою квартиру. 27.08.2009 года она и ответчик обратились к нотариусу и заключили договор дарения. При заключении данного договора она не могла прочесть текст договора, потому что забыла свои очки. Также истец указывает, что нотариус не разъяснил ей последствия заключения данного договора. Истец также указывает, что в настоящий момент ответчик намерена воспользоваться спорной квартирой, которую зарегистрировала на себя, а в разговоре с ней (истцом) предложила последней выехать.
Ответчик Б. Н. в судебное заседание явилась, исковые требования не признала и пояснила, что истец – ее родная бабушка. Истец в течение нескольких лет предлагала ей (ответчику) различными способами оформить спорную квартиру в ее (ответчика) собственность. 27.08.2009 года они вместе обратились к нотариусу, которая оформила договор дарения. При оформлении договора истец на здоровье не жаловалась, ознакомилась с проектом договора дарения, осталась наедине с нотариусом, после чего подписала договор дарения. Пояснения истца о том, что она (ответчик) намерена распорядиться приобретенной в собственность квартирой, придуманы истцом и не соответствуют действительности.
3-е лицо представитель ГУ ФРС по СПб и ЛО в судебное заседание не явился, извещался о времени и месте слушания дела надлежащим образом.
3-е лицо нотариус Бирюкова С. В. в судебное заседание не явилась, извещена о времени и месте слушания дела, представила возражения на иск.
Выслушав доводы истца, доводы ответчика, выслушав заключение прокурора Агаповой О. С., полагающей необходимым удовлетворить заявленные требования, изучив и оценив представленные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что исковые требования заявлены не обоснованно и удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.
Из материалов дела усматривается, что квартира в доме корпус по пр.Э. в Санкт-Петербурге на основании справки ЖСК №120 от 15.09.1994 года в ЕГРП была внесена запись о праве частной собственности Б.Л. (л.д.52, 53).
27.08.2009 года между Б.Л. и Б.Н. был заключен договор дарения квартиры в доме по пр.Э. в Санкт-Петербурге. Указанный договор удостоверен нотариусом Бирюковой С. В., подписан в ее присутствии, личность сторон и их дееспособность установлены (л.д.9, 11).
10.06.2010 года истец Б.Л. обратилась в Прокуратуру Красногвардейского района Санкт-Петербурга с заявлением об аннулировании договора дарения (л.д.7, 8).
Согласно выписки из Управления ФРС по СПб и ЛО от 03.08.2010 года правообладателем спорной квартиры является Б.Н., на основании договора дарения №н-3493 от 27.08.2009 года (л.д.54, 58).
В соответствии с ч.1 ст.572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.
Исходя из положений п.п.2, 3 ст.423 ГК РФ, безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления. Договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.
В соответствии с ч.1 ст.178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.
В соответствии со ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований или возражений.
Оценивая оспариваемый договор дарения, суд приходит к выводу о том, что он заключен в соответствии с нормами действующего законодательства, в соответствии со ст.ст.16, 44 Основ законодательства РФ о нотариате, при этом воля и желание истца на заключение именно договора дарения в течение продолжительного времени не менялись. Данный вывод суда подтверждается пояснениями самого истца о том, что она желала именно подарить спорную квартиру своей внучке, чтобы на квартиру не смогла претендовать ее (истца) дочь. Истец также пояснила, что ни накануне, ни в момент заключения, ни после подписания договора дарения не находилась в болезненном или таком состоянии, чтобы не отдавать отчет свои действиям.
Как следует из п.8 договора дарения 78 ВК 958115 от 27.08.2009 года «настоящий договор содержит весь объем соглашений между сторонами. Стороны по настоящему договору подтверждают в присутствии нотариуса, что они приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей, в своем интересе, свободы в установлении и определении своих прав и обязанностей на основе настоящего договора и в определении любых, не противоречащих законодательству условий договора, по состоянию здоровья могут самостоятельно осуществлять свои права и обязанности, и не страдают заболеваниями зрения и слуха, иными заболеваниями, в том числе психическим расстройством, препятствующим пониманию сути подписываемого договора и принимаемых на себя обязательств, а также не находятся в ином таком состоянии, когда они не способны понимать значение своих действий или руководить своими действиями, что у них отсутствуют обстоятельства, вынуждающие совершать сделку на крайне невыгодных для них условиях».
По смыслу ст.178 ГК РФ, сделка считается недействительной, если выраженная в ней воля стороны сформировалась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. При этом заблуждение должно иметь место на момент совершения сделки.
Как установлено в ходе рассмотрения дела, в момент заключения договора дарения истец желала заключить именно договор дарения, поскольку данное следует из п.1 договора «даритель дарит, а одаряемая принимает в дар квартиру», и из п.6 договора о том, что «в соответствии со ст.223 ГК РФ право собственности на квартиру у одаряемой возникает после государственной регистрации».
При таких обстоятельствах довод истца о том, что при заключении договора дарения ей не были разъяснены последствия заключения договора, судом во внимание принят быть не может, поскольку обратное следует из текста самого договора дарения.
Довод истца о том, что после регистрации права собственности ответчик перестала с ней общаться, существенного значения для рассмотрения дела не имеет.
Довод истца о том, что после получения квартиры в собственность ответчик отказывается ухаживать за ней (истцом), судом также во внимание принят быть не может, поскольку сторонами был заключен договор дарения, квалифицирующим признаком которого является согласно п.1 ст.572 ГК РФ его безвозмездность, т.е. сторонами была совершена безвозмездная сделка, не предполагающая каких-либо встречных обязательств ответчика, в том числе и по уходу, содержанию истца.
Довод истца о том, что она лишилась единственного жилья, не может быть положен в основу решения об удовлетворении заявленных требований, поскольку истец проживала и продолжает проживать в спорной квартире, несет за нее расходы, исковых требований о выселении к ней не предъявлено. Довод о том, что она может лишиться квартиры в будущем также не может быть положен в основу удовлетворения исковых требований, поскольку носит предположительный характер.
Довод о том, что в договоре дарения не указано ее (истца) право на постоянное проживание в спорной квартире, судом во внимание принят быть не может, поскольку договор дарения это безвозмездная сделка, и истец, желая оставить спорную квартиру ответчику, не была лишена возможности заключить не договор дарения, а любую другую сделку, предусмотренную действующим законодательством, с распределением прав и обязанностей сторон, в том числе составить завещание на ответчика.
Таким образом, изменение воли истца по заключенному и исполненному договору дарения не может служить основанием для признания данного договора недействительным.
Учитывая, что истец была осведомлена о смысле и значении удостоверяемых документов, однозначно и четко выразила свою волю на заключение договора дарения, доказательств заблуждения ею относительно своих прав суду не представила, а судом таких не добыто, поэтому суд приходит к выводу о том, что в исковых требованиях надлежит отказать.
В нарушение требований ст.56 ГПК РФ истцом не представлено доказательств, которые могут служить основанием для удовлетворения заявленных исковых требований.
На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст.423, 572 ГК РФ, ст.ст.56, 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Прокурора Красногвардейского района Санкт-Петербурга, действующего в интересах Б.Л. к Б.Н. о признании договора дарения недействительным, истребовании имущества, признании регистрации права собственности недействительной, признании права собственности – отказать.
Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение десяти дней.


Судья:

23.05.2011