ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
основано в 2004 г.
Государственная регистрация юредических лиц
ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
(812) 380-85-15

пн-пт с 9.00 до 18.00

Решение суда

Дело №2-1411/2010 15 июля 2010 года

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОСИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Пушкинский районный суд Санкт-Петербурга в составе:
Председательствующего судьи — Демидовой О. Ю.,
При секретаре — Богуш О. В.,
Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску С.В. к С.Т. о расторжении договора дарения, заслушав С.В., представителей С.Т. — Л. и С.Ю.,

УСТАНОВИЛ:

В 2004 году был заключен договор дарения квартиры, в соответствии с которым С.В. подарил своей супруге С.Т. трехкомнатную квартиру, расположенную в г.Пушкине Санкт-Петербурга (л.д.23).
Право собственности С.Т. на квартиру, расположенную по указанному выше адресу, было зарегистрировано в установленном законом порядке (л.д.49).
Истец обратился в суд с иском к ответчице, в котором просит расторгнуть договор дарения квартиры, указанный выше, и применить последствия расторжения договора в виде возврата квартиры в его собственность и пояснил, что С.Т. нарушила условия договора, а именно пункт 4, согласно которому должна была принять квартиру в дар с благодарностью, однако в действительности благодарности к нему не испытывает, о чем свидетельствуют подача ею заявления о возбуждении в отношении него уголовного дела, угрозы с ее стороны его жизни и здоровью, подача ответчицей заявления о взыскании с него алиментов на содержание ребенка, не признание его иска о снижении размера алиментов.
Кроме того, истец указывает, что существенно изменились обстоятельства, из которых он исходил при заключении оспариваемого договора, в частности, он заключал договор, находясь в браке с С.Т., в сентябре 2006 года брак был расторгнут и С.Т. изменила отношение к нему, кроме спорной квартиры им было подарено С.Т. другое имущество, в том числе объекты бизнеса, в связи с чем он на сегодняшний день не имеет никакого имущества, имеет многочисленные задолженности перед кредиторами, налоговым органом была приостановлена его предпринимательская деятельность, иного дохода, кроме пенсии в размере … рублей, он не имеет, у него появился ряд заболеваний и ему была установлена инвалидность 2-й группы, из-за чего он не может трудоустроиться. Если бы он мог разумно предвидеть перечисленные выше обстоятельства, то договор дарения квартиры вообще не был бы им заключен.
Ответчица С. Т. в судебное заседание не явилась, дело просила рассмотреть в ее отсутствие с участием представителей (л.д.43, 44).
Представители ответчицы иск не признали, считая его недоказанным, указали на невозможность расторжения исполненного договора и заявили о пропуске истцом срока исковой давности, установленного статьей 196 Гражданского Кодекса РФ.
Суд, выслушав истца и представителей ответчицы, исследовав материалы дела, считает, что иск подлежит отказу.
В соответствии со статьей 572 Гражданского Кодекса РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.
В соответствии с пунктом 2 статьи 450 Гражданского Кодекса РФ по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной.
Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что вправе была рассчитывать при заключении договора.
В пункте 4 оспариваемого договора дарения указано, что С.Т. квартиру в дар от С.В.принимает с благодарностью.
Таким образом, передача и принятие квартиры в дар состоялось в момент подписания договора.
В соответствии со статьей 431 Гражданского Кодекса РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений
При буквальном толковании пункта 4 договора дарения благодарность С.Т. обусловлена моментом принятия квартиры.
Доказательств того, что в момент передачи квартиры в дар С.Т. не испытывала к истцу благодарности, истцом в нарушение статьи 56 ГПК РФ суду не представлено.
Судом установлено, что Бокситогорским городским судом Ленинградской области было принято решение о взыскании с С.В. в пользу С.Т. алиментов на содержание ребенка в размере ¼ части всех видов его заработка, на основании которого было возбуждено исполнительное производство (л.д.38).
Кроме того, С.Т. обращалась в УВД по Пушкинскому району с заявлениями по вопросам действий истца, что представителями ответчицы не отрицается.
Однако суд полагает, что указанные выше действия С.Т. нельзя признать неблагодарностью в отношении истца, влекущими расторжение договора, поскольку право граждан на обращение в правоохранительные органы и в суд для защиты их прав и законных интересов предусмотрено и гарантировано статьями 45 и 46 Конституцией Российской Федерации и отказ от этого права ничтожен.
Оценив все представленные по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к выводу, что существенных нарушений договора, которые могли повлечь для С.В. такой ущерб, что он в значительной степени лишился бы того, на что вправе был рассчитывать при заключении договора, ответчицей допущено не было.
Сам по себе факт наличия между сторонами конфликтных взаимоотношений не может служить основанием для расторжения договора дарения, в связи с чем иск о расторжении договора дарения по основаниям, предусмотренным статьей 450 Гражданского Кодекса РФ удовлетворению не подлежит.
Статьей 451 Гражданского Кодекса РФ предусмотрено, что существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.
Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.
Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным пунктом 4 настоящей статьи, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий: 1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет; 2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота; 3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора; 4) из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.
При расторжении договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств суд по требованию любой из сторон определяет последствия расторжения договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора.
Изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях.
Как пояснил истец, обстоятельства, указанные им — ухудшение состояния его здоровья, наличие задолженностей перед кредиторами, существовали и в момент заключения им договора дарения.
Вступившим в законную силу решением Пушкинского районного суда Санк-Петербурга от 26 февраля 2009 года по гражданскому делу №2-211/09 С.В. было отказано в удовлетворении иска к С.Т. о признании недействительным договора дарения квартиры (л.д.9-11).
Указанным выше решением было установлено, что оспариваемый договор дарения С.В. подписал, находясь в отделении кардиореанимации МЧС. При этом, одновременно С.В. собственноручно написал приложение к этому договору, в котором указал, что находясь в трезвом уме и здравом рассудке дарит С.Т. вместе с указанной квартирой всю мебель, бытовую технику, -радио и -видео аппаратуру, компьютеры, посуду, предметы интерьера (л.д.51).
В подтверждение существенного изменения обстоятельств С.В. представил суду справки из ГУЗ и из других медицинских учреждений, из которых видно, что у него имеются заболевания (л.д.27-31).
Из указанных выше справок усматривается, что перечисленными заболеваниями истец страдает с 2003 года.
Таким образом, в момент заключения договора дарения квартиры, истцу было известно о наличии у него указанных заболеваний, которыми он страдает и в настоящее время и в связи с чем периодически проходит стационарное лечение.
Наличие задолженностей истца перед К. в сумме 4732742 рубля (л.д.33), перед П. в сумме 8252742 рубля (л.д.36) и возбуждение в связи с взысканием этих задолженностей судом исполнительных производств в отношении С.В., наличие кредитной задолженности в сумме 116319,93 рублей перед Б. по кредитному договору, заключенному (л.д.40), так же не может, по мнению суда, служить основанием для расторжения договора, поскольку истец должен был знать о том, что при получении денег в кредит и по договору займа, их необходимо возвращать, и должен был действовать с должной осмотрительностью.
Пунктом 3 статьи 10 Гражданского Кодекса РФ предполагаются разумность и добросовестность участников гражданских правоотношений.
Учитывая, что одновременно четыре условия для расторжения договора, предусмотренные в ч.2 статьей 451 ГК РФ, отсутствуют, суд не находит законных оснований для удовлетворения иска.
Кроме того, судом установлено, что заключенный между сторонами договор дарения квартиры был зарегистрирован в УФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (л.д.49).
В соответствии со статьей 223 Гражданского Кодекса РФ в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.
Таким образом, истец передал ответчице объект недвижимости, она его приняла и оспариваемый договор дарения является исполненным.
В соответствии с нормами гражданского законодательства исполненный договор не подлежит расторжению, если законом или договором не предусмотрена возможность расторжения договора с возвращением полученного сторонами по договору, что так же является основание к отказу в удовлетворении иска.
В соответствии со статьей 196 Гражданского Кодекса РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года.
Согласно статье 199 того же Кодекса истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
Договор дарения между сторонами был заключен в 2004 году, доказательств того, что истцу не было известно о заключении этого договора, который он подписал и не оспаривал это в суде, С.В. суду не представлено, с иском о его расторжении он обратился в 2010 году, пропустив, таким образом, установленный законом срок исковой давности, что является самостоятельным основанием к отказу в иске.
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований С.В. к С.Т. о расторжении договора дарения отказать.
На решение может быть подана кассационная жалоба в Санкт-Петербургский городской суд в течение 10 дней дня принятия решения судом в окончательной форме.


СУДЬЯ

13.04.2011